?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Тайна рисунков укиё-э.
star_wars
sindzidaisya

Всем увлекающимся искусством известно, что со второй половины XIX века японское искусство начало оказывать влияние на Запад, сильное увлечение им породило особое художественное движение – японизм. Предназначавшееся вначале для узкого круга посвященных, японское искусство, в особенности гравюры, узнали скоро благосклонность и более широкой публики благодаря всемирным выставкам и специализированным магазинам по продаже артефактов Дальнего Востока. Красивые, цветные, дешевые до 1890 г., японские гравюры вызвали интерес таких художников, как Мане, Дега, Моне, Ван Гог, а также гравёра Бракемона, скульптора Родена, литераторов, в том числе братьев Гонкур и др. — и они всех вдохновляли.
Японцы, которые никогда не рассматривали укиё-э как серьезную живопись, были очень удивлены таким увлечением Запада. Игровые, обучающие, средства массовой информации, многоцветные ксилографические гравюры являлись чем угодно в повседневной жизни жителей страны восходящего солнца, но только не....произведениями искусства. И вот почему.


Когда в 1603 году сёгун Токугава Иэясу (1542-1616) решил основать новую административную столицу в болотистом местечке, именуемом Эдо (в настоящее время — Токио), оно незамедлительно начало меняться и превратилось в большой город, соперничающий с Киото, который оставался столицей императора. В период Эдо мир внутри страны и политическая стабилизация благоприятствовали росту экономики. Правительство сёгуна установило систему, которая обязывала феодалов даймё осуществлять чередующуюся службу, которая состояла в том, чтобы служить сёгуну в городе Эдо в течение определенного периода, а затем возвращаться в его земли в составе сёгунатского эскорта, а своих супругу и детей оставлять в столице на постоянное проживание, превращая их таким образом в заложников властей. Эти регламентированные перемещения истощали и были очень дорогостоящими. Феодалы быстро влезали в долги и им приходилось идти к купцам, чтобы одолжить денег. Этот класс купцов и ремесленников легко обогащался и почувствовал, в свою очередь, желание жить удобно и развлекаться. Он не замедлил навязать обществу свои вкусы в области искусства, литературы, театра и спектаклей всех жанров и стал точкой отсчета новой, быстро распространяющейся культуры.

Именно в этом контексте родилась японская гравюра укиё-э (термин «укиё-э» объединяет одновременно картины и гравюры). В результате развития техники, не прекращающей изменяться и улучшаться, чтобы приспосабливаться ко вкусам эпохи, гравюра стала очень популярной.

Вначале ксилография, завезенная из Китая, использовалась, чтобы печатать и иллюстрировать буддийские тексты. Новый виток ее популярности пришелся на XVII век, когда художник Хисикава Моронобу (? ~1694)применил эту технику в 1660 г., чтобы печатать гравюры на отделенных листах. Эти первые гравюры, сумидзури-э (墨摺絵), были напечатаны черно-белой тушью на японской бумаге. Но покупатели желали раскрашенных гравюр, и скоро те окрасились в оранжевый цвет с помощью краски тан (丹), составленной из серы и ртути. К этим гравюрам, названным тан-э (丹絵), добавились, начиная с начала XVIII века, гравюры бэни-э (紅絵), демонстрировавшие более полный красный цвет, полученный с помощью дикого шафрана, а также черные лаковые гравюры уруси-э (漆絵).

К середине XVIII века ремесленники начали печатать двух- или трехцветные гравюры. Они получили название бэнидзури-э (紅摺絵) и ознаменовали фундаментальное достижение в области гравюр, которое в 1765 г. привело к созданию художником Судзуки Харунобу (1725-1770) ксилографических полихромных гравюр, названных «парчовыми картинками» (нисики-э, 錦絵).

Если первые полностью полихромные гравюры были дорогостоящими, то очень быстро их цена опустилась и скоро больше не превышала цену пиалы лапши. Гравюра укиё-э – плод коллективного труда, когда издатель, который заказывает рисунок у выбранного художника (любой рисунок выполнялся кистью и тушью), отдает на цензуру, а затем передает граверу и печатнику. Издатель играл решающую роль, среди наиболее известных упоминается имя господина Цутая Дзюдзабуро (1750-1797), который открывал и умел привлекать самые большие таланты эпохи, такие как Утамаро, Хокусай и, наконец, Сяраку.

Проданные в специализированных лавках (эдзосия) или уличными торговцами, гравюры просто скручивались и вручались заказчику, как это делается сегодня с плакатами.

Легкость сделала их особо подходящим подарком среди провинциалов, которые отправлялись в столицу, или среди тех, кто путешествовал в провинцию. Японские гравюры познали успех, который длился до прихода фотографии в XIX веке.

Именно для создания иллюстрированного календаря (э-гоёми) Судзуки Харунобу создал первую ксилографическую полихромную гравюру. Хрупкие силуэты андрогинных персонажей, гофрировки во впадине (каразури) и рельефе (кимэдаси), которые он использовал, не могли не восхищать современников.

Впоследствии многочисленные гравюры были выполнены для вполне конкретных целей. Торговля цветами, реклама ресторанов или лавок шелковых тканей, предков современных универмагов, осуществлялась при помощи гравюр, особенно к концу эпохи Эдо. Здесь Хиросигэ представляет лавку шелковых тканей Даймару, ставшую в наши дни универмагом.

Под видом гравюр продавались также рекомендации, как предотвратить или вылечить заразные болезни, перечисляющие продукты, которые следует потреблять, а которые наоборот – избегать.

Реклама косметических средств, в особенности белил (осирои), которые женщины накладывали на лицо и затылок, и губной помады была представлена как гравюра. Тремя цветами макияжа были: белый (для кожи), красный — для губ и черный — для бровей и зубов, которые японки зачерняли, выходя замуж. Появилась также внушенная куртизанками мода на зеленую нижнюю губу, что достигалось последовательным нанесением слоев ценной и дорогостоящей губной помады.

Веселый квартал Ёсивара, знаменитый своими куртизанками высшего ранга, часто выбирался как мотив для гравюр. Его куртизанки диктовали последнюю моду в вопросах прически и макияжа. Но за блеском и шелком кимоно в их жизни не было ничего завидного, и многие, главным образом, среди проституток низкого уровня, умирали очень молодыми.

Благодаря Китагаве Утамаро (1753-1806) представление о женской красоте достигло своего апогея. Женские портреты крупным планом на слюдяной основе стали очень модными.

Актеры Кабуки как великие куртизаны служили моделью для художников и тоже много копировались. Покупали их портреты так же, как это делали позже на Западе с фотографиями актеров кино. Среди наиболее знаменитых портретов занимают те, которые создал загадочный Сяраку, подлинная личность которого все еще не известна, хотя и выдвигались многочисленные гипотезы.

С поездками и паломничествами, вошедшими в моду в XIX веке, такие художники, как Хокусай и Хиросигэ, придумали великолепные гравюры пейзажей, которые являлись также значимой рекламой представленных на них знаменитых мест.

Обучению придавалось все больше значения, и помимо школ, предназначенных для класса военных, развились частные школы при храмах, тэракоя, посещаемые большим количеством детей класса купцов и ремесленников, а затем и крестьян. В таком образовании не было ничего религиозного, детей учили счету, каллиграфии и чтению. Гравюры, представляющие образ жизни детей, которые смеются, плачут, развлекаются или учатся, многочисленны. Гравюры печатали также, чтобы облегчить детям обучение чтению азбуки или иероглифов, а также запоминание названий цветов, птиц, и т.д. В эпоху Мэйдзи, когда Япония стала открытой для мира и началось обучение английскому языку, были напечатаны гравюры, чтобы изучать алфавит и базовый словарь этого языка.

Никто бы сегодня не осмелился резать японскую гравюру. Однако многие из них были предназначены именно для этих целей. Например, театральные подмостки кукол и вырезаемое кимоно, запускаемые макеты и т.д. Напечатанные игры в дурака радовали как детей, так и взрослых. Ребусы и гравюры игр китайских теней также высоко ценились.

К концу эпохи Эдо японцы все более и более заинтересовывались обычаями иностранцев, и были напечатаны многочисленные гравюры, представляющие иностранцев в их повседневной жизни.

Японские гравюры были также очень полезны в период, когда газеты еще не существовали, чтобы распространять информацию в наиболее отдаленные провинции. Таким образом, продавали гравюры, представляющие в форме иллюстрированного листа такие значимые происшествия, как кончина великого актера Кабуки, стихийные бедствия, преступления, и т.д.

Многочисленные другие виды гравюр, как те, что представляли известных воинов, чудовищ, ёкаи и других духов, развлекали японцев.

В Японии, как и на Западе, слово укиё-э, японская гравюра, часто упрощалось до представления эротических гравюр. Существовало два вида гравюр. Те, которые имели оттенок эротизма, заключавшийся, например, в том, чтобы показывать голую ногу, выглядывающую из кимоно, назывались абуна-э («опасные картинки»). Другие, подлинно эротические гравюры, сюнга, создавались многими самыми знаменитыми художниками. Они поразили Запад своей красотой, и Эдмон де Гонкур, воодушевившись, написал: «Я купил накануне альбомы японских непристойностей. Это меня радует, развлекает, очаровывает глаз. Я смотрю на внешние непристойности, которые там есть и которых, кажется, нет, и которые я не вижу, поскольку они исчезают в фантазии» (Эдмон и Жюль де Гонкур, газета Mémoires de la vie littéraire, Париж, Робер Лафон , колл. “Букин», том 1, стр. 1013, 1989).

Японские гравюры очаровывали и продолжают очаровывать художников всего мира. Их полностью ручное изготовление вызывает у нас удивление. Только наилучшие ремесленники могут дойти до такого совершенства.

Текст с сайта https://www.nippon.com/ru

promo sindzidaisya october 20, 2014 16:26 10
Buy for 20 tokens
Статуя, действительно, занесена в книгу рекордов Гиннеса, ее высота 100 метров, а с постаментом в форме лотоса - 120 метров. Это самая высокая статуя Будды в мире, построенная в 1995 году, и, кстати, она в два раза выше статуи Свободы в Нью-Йорке. Находится она в парке Аркадия города Усику (или…