sindzidaisya (sindzidaisya) wrote,
sindzidaisya
sindzidaisya

Протестанты

Мои русские соседи не перестают меня удивлять. В то время, как в Москве бушевали одна за другой демонстрации протеста, я вспомнила, как впервые у себя дома попала на один из таких долгих и бурных маршей. Он проходил в 9 округе и завершался, как всегда, на площади Бастилии, у памятника революции 1830 года. Кажется, был то ли протест против налогов на частный бизнес, то ли в защиту мигрантов, но народа было немного. Самые большие акции у нас традиционно собирают всякие левые, протестующие против ужесточения, увольнения, сокращения и других столь же больно бьющих по рядовым людям законов и правил. Вот тогда народ гневается не на шутку, и только самые смелые или упертые политики отваживаются с ним спорить. Все знают прекрасно, что на носу опять какие-нибудь мелкие выборы или, упаси Боже, крупные, вроде парламентских или президентских. Тогда смелости протестующим прибавляется, а упертости у властей отнимается, самые отчаянные жгут машины, покрышки, бьют дорогие витрины на Риволи. Для многих это лишь повод покуражиться, похулиганить на законных основаниях, на что они никогда не решатся в обычный день даже в пьяной компании. Без погрома и буйства и протест как бы уже не протест, говорили мне тогда на Бастилии некоторые демонстранты, искренне сожалея, что запала сегодня нет – «а то будут думать эти жирные коты, что мы тут на пикник собрались!». Это последнее обстоятельство людей обычно заводит больше всего.

Тем более странным было видеть сегодня мне эти хорошо одетые и явно ненастроенные на мятеж толпы русской интеллигенции и студентов, бредущих под оголтело антиправительственными плакатами. Если быть откровенным, вражда к Путину и есть тот единственный антиправительственный лозунг, под которым эти люди выходят регулярно на площади в центре Москвы. Над всеми, однако, висит густой страх провокаций и мятежа, в отличие от моих парижан, все озираются в недоумении, когда где-то рядом вспыхивает пьяная драка или возня, и рвутся сами сдавать хулигана в руки полиции, исступленно крича, что это был не их человек. Мне показалось на миг, что я, как Кэролловская Алиса, попала вдруг в Зазеркалье и не могу оттуда выбраться в реальную жизнь, потому что съела не тот пирожок и чересчур выросла.

Но вернемся к моим соседям, типичным пенсионерам и пенсионеркам, радующимся по-прежнему ежемесячной подачке от государства в размере, меньшем чем триста евро, называемой у них пенсией. Все они как один, гневно осуждают выходящих на улицы москвичей. Одни ненавидят богатых, которые идут во главе оппозиции, другие иррационально злятся на молодежь, которая не работает от зари до зари, как раньше они сами при Сталине, и не сидит по вечерам дома перед воркующим телевизором, третьи и рады бы выйти, но усматривают в вожаках протестующих евреев и прочих вездесущих врагов. Но главную мысль достаточно четко мне высказала одна дама в марте, когда собиралась на выборы. «Я, - говорила она торжественно, - всегда за начальство голосовала и буду голосовать! Начальство лучше нас знает, что делать! Оно всегда право!...» - завершала она свой речитатив непечатным русским жаргоном. Я не смогла возразить.

Как завершающим мазком полотна проходит мимо меня их последняя паника, пронесшаяся вчера по подъезду. Вернувшиеся из поликлиники, где они регулярно посещают необходимых врачей, старики в ужасе сообщали друг другу, что решением мэра Москвы эти медицинские комплексы сокращают, объединяя по пять в один, оставляя на месте только никому не нужных дежурных врачей, а всех специалистов придется теперь искать, как говорят русские, у дьявола на рогах. Многие старики понимают, что больше туда не доедут, так как новые приемные комплексы будут расположены, разумеется, на окраинах и очереди в них будут стоять такие, каких не видали тут со времен Советов. Конечно, это продиктовано нехваткой денег в бюджете и экономией средств, но разве об этом скажет кто-нибудь вслух?! Все подается, как забота о пожилых москвичах. Хорошая забота, думала я, глядя на трясущиеся лица испуганных верноподданных бабушек. То же самое ждет и детские медицинские поликлиники, их тоже спешно объединяют, а попросту говоря, сокращают в несколько раз. В глазах моих стариков застыло отчаяние. Они, и правда, не знали, что делают у нас в таком случае. И только один ветеран грустно произнес напоследок, сжимая сухой кулачок: «Что ж, раз начальство решило, надо его уважать! Оно ничего зря не делает».

Анн Берсонье, ж-л «Пари Матч» от 18.06.2012 г.
Subscribe
promo sindzidaisya july 22, 2019 11:21 5
Buy for 20 tokens
Пожалуй, повторю тут этот пост от ноября 2016 года, по теме, ставшей вновь неожиданно актуальной. Много лет приходилось мне ходить и проезжать мимо маячившего на берегу Москвы-реки возле железнодорожной платформы известного на всем юге Москвы Заводе Полиметаллов, но только сейчас стало известно,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments