sindzidaisya (sindzidaisya) wrote,
sindzidaisya
sindzidaisya

Бомжи

С этим чисто московским явлением я столкнулась в свой второй по счету приезд в Москву, когда для служебных нужд пришлось снять квартиру в старом довоенном особняке. Рано утром меня разбудил звонок в дверь. Звонила соседка. Бомжи развелись, сказала она смущенно, словно речь шла о вредных насекомых и паразитах. С большим трудом мне, иностранке, удалось выяснить от нее, воспользовавшись услугами добровольного переводчика, ее младшего сына, изучавшего в средней школе английский язык, что на чердак проникли бездомные, покрыв своими испражнениями и объедками пищи верхние этажи. Только после множества наводящих вопросов я все поняла, но правда, открывшаяся мне в то утро, не сделала меня лучше или счастливее. Так вот откуда проникало вчера в квартиру весь день отвратительное зловоние, пока я носила привезенные мне в коробках свои еще нераспакованные книги для презентаций, догадалась невольно я. Узнать про то, что сделают с несчастными обитателями чердака, мне так и не удалось, да и, откровенно говоря, не хотелось, поскольку немного позже я увидела могучего телосложения отвратительных санитаров, входящих в подъезд.

Надо сказать, что русские бомжи, как явление возникло довольно недавно, с началом пресловутой горбачевской перестройки, поскольку в Советском Союзе бездомных людей, согласно официальной статистике, не существовало. Неофициально, разумеется, бродяжничество имело место, но оно преследовалось законом, и лица, даже мнимо обвиняемые в бомжевании, коммунистической властью преследовались столь же свирепо, как и знаменитые русские диссиденты. С падением коммунизма и переходом к демократической форме правления явление это, ничем больше не сдерживаемое, расцвело пышным цветом, бомжи, бездомные и попрошайки наводнили крупные города, особенно Санкт-Петербург и Москву. Впрочем, Москва среди занятых бездомными городов европейской части страны, до сих пор не имеет даже близких к себе конкурентов, что безусловно связано с неплохими возможностями для относительно комфортного, если так можно назвать, проживания в городских джунглях, большого числа бездомных. Только в Москве их, по самым примерным подсчетам, не менее 30-40 тысяч.

Московские бомжи разительно отличаются от своих западных собратьев по ремеслу, особенно от французских клошаров, к которым я успела привыкнуть на родине. У нас каждый клошар знает и умеет отстоять свои неотъемлемые права, даже право на нищенство и бездомное существование под мостом. Это его стиль жизни, образ мысли и тяга к свободе, пусть даже понимаемые столь причудливо и своеобразно. В России стать бомжом при нехватке жилья и возможностей для его приобретения может практически любой человек из малообеспеченных слоев населения, к тому же страдающий алкоголизмом и наркоманией, становясь легкой добычей различных квартирных мошенников. При этом все остальное общество, в отличие от нашего среднего, да и малообеспеченного классов, смотрит на ставших бомжами, как на реальных отбросов или отходы жизнедеятельности государства, а не на равных им граждан и членов сообщества горожан. Здесь нет до сих пор такого понятия, как свобода индивидуума и право на личный выбор, по крайней мере, в головах большей части населения, воспитанного при советах. Лишенный тех или иных даже малых благ, полученных от государства, человек носит клеймо прокаженного, с которым нормальные средние граждане вряд ли даже станут общаться. Этим, вероятно, объясняется та нескрываемая брезгливость и страх на лице соседки, с которым та появилась тогда у дверей моей московской квартиры вместе с новостью о бомжах. Для нее это и в самом деле было сродни информации о набеге крыс или нашествии на дом пауков или жуков-древоточцев. Заняться здесь бомжеванием, это значит выпасть из социокультурной структуры общества, стать вне ее социальных кластеров, потерять всякие связи с многочисленными группами населения, вступить в касту отверженных. Вернуться назад очень сложно, если вообще возможно.

Это такой позор, объясняла мне однажды бабушка в метро, показывая на пьяного оборванца с заплывшим от побоев лицом, ползавшего в конце платформы с какими-то тюками и свертками, в которых хранился его жалкий скарб. В России нет понятия стыда в западном смысле слова, русским ничего не стыдно и никого не жаль. Но даже опуститься на уровень бомжа - это уже слишком. Я попыталась выяснить природу этого странного, нелепого даже в столь неблагозвучном языке, как русский, короткого слова. Бомжи, бомжевать, само слово это происходит из какого-то малоизвестного провинциального диалекта, и означает «потерянное при дороге семя» из библейской притчи. Поскольку старинный русский фольклор, да и современные диалекты пропитаны были религиозной терминологией, утратившей свое первоначальное значение и искорененной принудительно атеистической пропагандой, то смысл произносимого всуе слова давно был приобрел совершенно автономное от начального, вполне принятое и официальными источниками, звучание. Наверное, сами русские и не догадываются о столь возвышенном значении этого древнего понятия, знакомого для их предков. Но каждый раз, когда я вижу на московских улицах этих уныло бредущих людей, закутанных в свои жалкие обмотки, мне хочется думать, что это «семя», брошенное на произвол судьбы и не имеющего с момента вступления с «профсоюз» бомжей права на существование, когда-нибудь обретет вновь свой истинный смысл даже в столь жестокой и пропитанный бытовой несправедливостью атмосфере современной России.

Анн Берсонье. Ж-л «Пари Матч» от 20.04.2012 г.
Subscribe
promo sindzidaisya july 22, 2019 11:21 5
Buy for 20 tokens
Пожалуй, повторю тут этот пост от ноября 2016 года, по теме, ставшей вновь неожиданно актуальной. Много лет приходилось мне ходить и проезжать мимо маячившего на берегу Москвы-реки возле железнодорожной платформы известного на всем юге Москвы Заводе Полиметаллов, но только сейчас стало известно,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments