sindzidaisya (sindzidaisya) wrote,
sindzidaisya
sindzidaisya

Category:

1. Показывать на оленя

Замечательная из стратагем, которые существуют в мире, и вдобавок бессмертная во все времена и при всех режимах. Звучит она просто и ясно даже для непосвященного иностранца: «Указывать на оленя, говорить, что это лошадь». Это было в 210 голу до н.э. У Цинского императора, известного, как первый правитель объединенного Китая, жестокий и властный Цинь Ши-Хуан было два сына. Старшему, Фу Су, он доверял больше и пороучал руководить армией, младшего, Ху Хая, считал малолетним и не готовым к правлению, воспитание которого поручил своему советнику Чжао Гао. Император находился в инспекционной поездке по стране, когда заболел. Он ненавидел любые разговоры о своей кончине, и потому не подготовил завещания заранее. Но тут, находясь при смерти, все же написал короткую строчку о том, чтобы все отдали Фу Су. Однако хитроумный Чжао Гао скрыл завещание императора, он с сообщниками как ни в чем не бывало, продолжил путь императорского поезда по стране, скрывая от подданных его смерть, выпуская от его имени указы и назначая своих сторонников. Когда же запах разлагающегося тела из кареты стал невыносим, Чжао Гао велел нагрузить ее соленой рыбой, чтобы заглушить одну вонь другой. За время этого путешествия он сфабриковал новое завещание, посадил на трон своего ученика Ху Ха, дав ему имя Эр-ши, а Фу Су и его генералов заставил совершить самоубийство. Но этого было мало Чжао Гао, хотя он играл слабовольным молодым Эр-Ши, как хотел. Из-за поражений армии и разброда в стране в столице среди вельмож начался ропот, и даже сам Эр-ши стал выражать недовольство своим первым советником. Тогда Чжао Гаи и придумал то, что можно было бы потом назвать «ход конем». Желая умилостивить Эр-ши, он привел во дворец оленя и сказал, что дарит императору великолепную лошадь. Эр-ши расхохотался: «Какая же это лошадь, это олень!» Но Чжао Гао был неумолим, он клятвенно уверял императора, что у него обман зрения, и что это лошадь. Изумленный император не поддался на дерзкую хитрость советника и вызвал сановников и военачальников, требуя от них ответа, что перед ними, лошадь или олень. Одни боялись Чжао Гао больше, чем правды, и говорили. Что это лошадь, другие его ненавидели и утверждали, что олень, третьи испуганно молчали. Наконец жрецы сказали, что Небожители наказали императора за распущенность обманом зрения, и чтобы видеть все вещи, как они есть, ему надо удалиться из города и поститься. Так он и сделал. Получив всю полноту власти, Чжао Гао, который использовал этот трюк с оленем, чтобы выявить своих скрытых противников, расправился со всеми, кто отказался лгать, а потом умертвил и самого Эр-ши, и провозгласил себя императором. Впрочем, дни его были сочтены, и разгневанные сановники через 45 дней свергли и убили его самого.

Могила Цинь Ши-хуанди.Все 10 тысяч воинов и генералов выполнены с портретным сходством

Эта замечательная стратагема, то есть хитрость, стратегическая уловка, записанная еще историком Сыма Цянем, стала настолько классической, что любой ребенок в Китае может ее запросто повторить, написав примерно следующее на доске: 指鹿为马 (zhǐ-lù-wéi-mǎ), где иероглифы по порядку имеют значения: указывать-олень-в качестве-лошадь. По сути дела, эта та самя формула, по которой действуют все интриганы, от мелких контор и заведений до высших сфер власти, но только в Китае за последние тысячи лет учеными и историками сформулированы, записаны и преподаются в учебных заведениях эти уловки, согласно которым должны совершаться дела бизнеса и политики. Этот довольно странный и малоизученный факт может повергнуть новичка в изумление, но тем не менее, это так. Если для нас обман и хитрость может быть проявлением низкого или недостойного ума, то любой образованный китаец скажет вам нечто противоположное. Представьте себе, что вы проиграли партию в шахматы или шашки, вы же не будете заявлять, что вас обманули, вы признаете, что противник оказался сильнее вас, владея не только формальными правилами игры, но и ее сутью, тонкостями, стратегическими уловками, будучи заслуженно признанным, в отличие от вас, гроссмейстером международного класса. В этом случае, наш воображаемый мудрый китаец скажет вам, что точно такими же правилами, стратегическим мышлением, тонкостью игры, продиктованной определенной игровой системой, обладает и человек, и общество, в котором он пребывает, построено по принципам этой игры, освоив стратегические и тактические основы которой, вы добьетесь победы. Об этом много уже сказано в книгах психолога Эрика Берна, в частности, его знаменитой «Игры, в которые играют люди», где каждое действие. Или единица общения носит название трансакции. «Игрой мы называем, пишет Берн, серию следующих друг за другом скрытых дополнительных трансакций с четко определенным и предсказуемым исходом…. Короче говоря, это серия ходов, содержащих ловушку, какой-то подвох. Игры отличаются от процедур, ритуалов и времяпрепровождений, на наш взгляд, двумя основными характеристиками: 1)скрытыми мотивами; 2)наличием выигрыша. Процедуры бывают успешными, ритуалы эффективными, а времяпрепровождение – выгодным. Но все они по сути чистосердечны (не содержать «задней мысли»). Они могут содержать элемент соревнования, но не конфликта, а их исход может быть неожиданным, но никогда – драматичным. Игры, напротив, могут быть нечестными и нередко характеризуются драматичным, а не просто захватывающим исходом» (Берн.Э. «Игры в которые играют люди. М.Прогресс, 1988, стр 37). Любопытно, что выводы, к которым пришел Берн, легли в основу китайского стратагемного мышления и поведения задолго по появления всякого представления о психологии и теории игр. В нашем случае, в истории с оленем и лошадью Чжао Гао мы видим последовательный ряд скрытых трансакций по Берну, преследующих совершенно иные цели, чем мог бы себе представить его неискушенный противник. Завершившиеся весьма драматически для всех участников этой игры, к которую вовлек хитроумный советник императора своих соперников. Выйигрышем же здесь был, разумеется, императорский трон, достичь которого игроку удалось при помощи тонко разработанных скрытых ходов, основанных на хорошем знании им человеческих мотиваций.
Само понятие стратагема по-китайски означает стратегический план, в котором для противника заключена ловушка или хитрость. Семантическое значение иероглифа, означающего стратагему, носит оттенок одновременно и сообразительности, и изобретательности, и находчивости, и была связана с приемами военной и дипломатической борьбы. В трактате «О военном искусстве» великий классик философской литературы Сунь Цзы прямо требовал облекать военные планы в форму стратагем. Тот же вышеупомянутый император Цинь Ши-хуанди сумел объединить разрозненные и враждующие территории Китая в одно централизованное государство не чисто военным путем, а при помощи хитрости и коварства, как говорили историки «как шелковичный червь, пожрал шесть царств, уничтожил местных владетелей, овладел Поднебесной. Он полагался на низость коварных планов, что привело к исчезновению искренности и доверия» Конфуцианские ученые и философы критиковали установившийся в Китае режим, несовместимый с требованиями нравственности и морали, ответ Цинь Ши-хуанди был совершенно в его духе: он приказал закопать несколько сот ученых живьем, а книги сжечь. Впоследствии китайские ученые нашли выход из этого противоречия стратагемности и морали. В случае, сели герой действовал в интересах государства или ради народного блага, то его стратагемы признавались благородными по определению. Если же стратагему придумывал отрицательный персонаж, то она признавалась негативной, но тем не менее, подлежала изучению и запоминанию.
Многократно издаваемый и изучаемый в китайских учебных заведениях «Трактат о тридцати шести стратагемах» содержал наиболее полное собрание чаще всего применяемых стратагем. Тем не менее, в течение сотен лет трактат о 36 стратагемах должен был тщательно скрываться от иностранцев, существовал запрет на вывоз книг из страны, и никто из чиновников и посвященных под страхом смерти не посмел бы посвятить иностранца в тайны стратагем. Даже опытные иностранцы, имевшие дело с Китаем в течение многих лет, не подозревали, насколько стратагемность стала важнейшей чертой национального мышления китайцев, впитавших ее гораздо более тщательно, чем европейцы науку Маккиавелли.
(продолжение следует)
Subscribe
promo sindzidaisya july 22, 2019 11:21 5
Buy for 20 tokens
Пожалуй, повторю тут этот пост от ноября 2016 года, по теме, ставшей вновь неожиданно актуальной. Много лет приходилось мне ходить и проезжать мимо маячившего на берегу Москвы-реки возле железнодорожной платформы известного на всем юге Москвы Заводе Полиметаллов, но только сейчас стало известно,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments