Previous Entry Share Next Entry
Питер. Здесь убивали Павла Первого.
star_wars
sindzidaisya

Он не был ни чудовищем, ни сумасшедшим, каким его потом описывали современники, по-своему хотел добра и процветания России, видел себя преемником Петра Первого, но объективно говоря, если бы не его насильственное устранение, катастрофа, которую он готовил всеми своими действиями, могла принести стране неисчислимые беды. В этом парадокс судьбы императора Павла, жившего под впечатлением двух самых страшных опасностей для монархии: дворцовых переворотов в России 18-го века, устраиваемых офицерами гвардии, и Великой французской революции, к моменту воцарения Павла покончившей с монархией во Франции. На деле это превратилось в усиление и доведение до абсурда поздней политики его матери Екатерины, ужесточении всего и вся и превращении страны в полицейское государство. Апофеозом и символом его правления было, конечно, сооружение грандиозного Инженерного или Михайловского, замка-дворца, в котором император собирался пережидать все революционные бури того времени. Но то, чего он маниакально боялся, с ним и случилось, революция настигла его в его собственной неприступной крепости. И теперь каждый турист в Питере может воочию увидеть это красивейшее, грандиозное и монументальное здание, памятник страху тирана, оказавшегося на троне почти случайно.

1. Случайно, потому что сомнения в законности Павла, как наследника своего убитого заговорщиками отца Петра Третьего были всегда, и об этом все шептались непрестанно. Эти слухи сопровождали Павла всю жизни, и в стремлении их опровергнуть он доходил до маниакального, демонстративного почтения к своему отцу, устроив в стране настоящий культ забытого императора. Гвардии он не доверял, постоянно тасовал высший генералитет, высшее дворянство тоже было под подозрением, и поэтому с самого начала его правления Павел решил переселиться из праздничных, но ненадежных Зимнего и летнего дворца в Царском селе, как и своего дворца в Гатчине в новый, самый большой замок в Европе и мире - так он ставил задачу с самого начала. Чтобы предупредить революцию, в стране позакрывали все частные типографии, ввели жесточайшую цензуру, полностью запретили ввоз всех иностранных книг. В армии ввели строжайшую прусскую дисциплину, чтобы выбить из офицерства дух вольности, господствовавший при Екатерине. Генералов безжалостно увольняли, был уволен и сам Суворов. Вкусы Павла были объявлены образцами для подражания, и обретали формы приказов, которые должны были выполняться. Например, император, встававший в 5 утра и ложившийся спать в 7 вечера, распорядился, чтобы во всем Петербурге в то же время гасился свет. Регламентировалась даже еда, сколько каких блюд из чего мог иметь дворянин или простолюдин на столе. Все это не могло, конечно, вызвать теплых чувств к Павлу у образованной части общества, но он об этом и сам догадывался, и потому спешил укрыться в заложенном сразу после его воцарения замке.

2. Ю.Лотман писал, что в "системе политического мышления Павла Первого идеал и реальность сливались, однако образом такого воплощения становились вахт-парад или прообраз военных поселений". Символом и воплощением этих его идеалов стал мощный и угрюмый Инженерный замок. Проектировать и строить его поручили группе архитекторов во главе с великим Баженовым, потом тот заболел, и строительство возгласил В.Бренна. Место было выбрано идеально: на углу слияния Мойки и Фонтанки, имея с другой стороны Летний сад и Марсово поле. От них замок отделяли мощные рвы, через которые были перекинуты подъемные мосты. Замок был заложен 26 февраля 1797 года, и его сооружение шло невиданными темпами. Можно сказать, что до него с такой скоростью и упорством строили только пирамиды в Древнем Египте.

3. Работы шли круглосуточно, днем и ночью при свете факелов. Одновременно на стройке трудились более 3 тысяч рабочих. Павел лично контролировал все строительство, подгоняя нерасторопных инженеров и мастеров. Графиня Головина, близкая к царской семье, писала, что государь "с особенным старанием занимался сооружением этого здания. Государь даже расстроил свои финансы вследствие той поспешности и стремления к роскоши, которые проявил он при постройке дворца". То же самое пишет граф Коцебу: "Павел был восхищен этим волшебным замком, восставшим как бы чародейством из земли и стоившим то ли 15, то ли 18 миллионов рублей золотом". Это была грандиозная сумма по тем временам. Ни одно сооружение в России и мире, построенное в 18-м веке, не стоило дороже и не было больше размерами Михайловского замка. На его строительство средств в казне стало не хватать уже в 1799 году, и столкнувшись с недофинансированием, архитектор Бренна раздраженно писал гофмаршалу И.Тизенгаузену, что смета была "сочинена без основания и утверждается на пустых идеях". Впрочем, все требования архитекторов безоговорочно утверждались и продавливались Павлом, несмотря на растущую дыру в казне. Кстати, вследствие спешки и просчетов архитекторов, дворец оказался плохо вентилируемыми и отапливаемым. В его залах и комнатах было просто холодно, а при попытках растопить, появлялась повышенная сырость и влажность. Докладывали, что "вследствие сырости и холода от стен во многих комнатах, преимущественно жилых, пришлось обложить стены деревом". Но Павла это не волновало.

4. Влажность и холод порождали не только просчеты проектировщиков и строителей, но и расположение фактически на воде и сам сырой климат Петербугра. Но несмотря на неуют и неудобства, Павел, не дожидаясь сдачи дворца, распорядился начать переезд из Зимнего дворца в Михайловский замок. "Государь, - писал Коцебу, - покинул Зимний дворец, удобный и вместительный, для того, чтобы запереться в толстых, сырых и вечно мокрых стенах этого нового дворца". Доктора, предупреждавшие о вреде сырости, попадали в опалу до тех пор, пока они не дадут "более благоприятный отзыв".

5. Замок стал резиденцией с 1 февраля 1801 года и оставался ей всего 40 дней. Павел думал, что тут он будет в полной безопасности, однако никакие рвы, пушки и толстые стены его не спасли. Здесь он оказался, как в ловушке. К тому времени в придворных и армейских кругах возник обширный заговор, который поддерживал даже сын Павла, Александр. Заговорщики, гвардейские офицеры и генерали, которыми рукеоводил ближайший друг Павла, военынй губернатьор Петербурга, генеральный директор почт и великий канцлер Мальтийского ордена Петр Пален, ворвались в спальню Павла, который спрятался в дымоходе, вытащили его и стали требватьподписать отречения. В принципе, это было общей договоренностью, которую достигли заговорщики как с Александром и его родными, так и с дипломатическими кругами (о заговоре знало едва ли не пол-Петербурга), к тому Пален хотел показать себя носителем идей конституционности и просвещения, а не банальным путчистом. Павел был готов подписать отречение, но между ним и пьяными офицерами возникла ссора, и братья Зубовы, перебравшие лишнего, набросились на него и убили, задушив шарфом. Это вызвало недовольство и у вовлеченного в заговор Александра, так и дипломатов. Дошло до того, что вдава Павла, Мария Федоровна, которая тоже была в курсе дела (и не возражала, т к Павел жил с любовницей), возненавидела обещавшего сохранить жизнь Павлу Палена настолько, что его в конце концов уволили в отставку. Тем не менее, Пален удалился в свое имение в Митаве, но не скрывал, что был организатором "тираноубийства" и до конца жизни гордился, что спас Россию в духе Французской революции. Таким образом, Михайловский замок Павла не уберег, а наоборот, способствовал тому, что после переселения туда прожил всего 40 дней.

5. Сразу после убийства Павла императорская семья переселилась из замка обратно в Зимний дворей с такой поспешностью, что это выглядело откровенно некрасиво перед памятью убитого императора. Впрочем, после известия о его смерти в Петербурге начались почти неприкрытые празднества и гуляния, как это с удивлением отмечали иностранцы, правда, только среди высших кругом и образованной части общества. Шампанское в ресторанах и салонах лилось рекой, хотя внешне все носили траурные повязки. Довольно странное поминовение, не так ли?

6. Замок долго простоял заброшенным и пустым. Потом его сдали институту слепых, а затем передали военно-инженерному ведомству. В 1823 году его официально переименовали в Инженерный замок, и скоро он утратил интерьеры и саму память о своем основателе. Правда, сейчас в замке музей, и во дворе установлен памятник Павлу Первому, довольно аляповатый.

7. Все фасады замка отличаются друг от друга и имеют свою уникальную архитектуру. Например, это центральная часть южного фасада здания, построенная в стиле триумафальной арки.

8. На площади перед южным фасадом - она называется площадью Коннетабля - стоит памятник Петру Первому работы Растрелли. Установлен он в 1800 году и неплохо отражает отношение Павла к своему великому предку.

9. Прекрасным образом всю эпоху строительства Михайловского замка поймал в своей картине "Парад перед Михайловским замком" Александр Бенуа. Та же самая площадь Коннетабля перед южными воротами отделена от зрителя шлагбаумом, тем самым потчеркивая тихий ужас тирании Павла, которая скоро закончится - в правом углу картины уже стоят будущие заговорщики во главе с его сыном Александром.



promo sindzidaisya october 20, 2014 16:26 10
Buy for 20 tokens
Статуя, действительно, занесена в книгу рекордов Гиннеса, ее высота 100 метров, а с постаментом в форме лотоса - 120 метров. Это самая высокая статуя Будды в мире, построенная в 1995 году, и, кстати, она в два раза выше статуи Свободы в Нью-Йорке. Находится она в парке Аркадия города Усику (или…

?

Log in

No account? Create an account